Menu

Уроки китайского нефтяного блицкрига

"wikileaks_140"Шок и истерика – такова реальная реакция казахстанской элиты на китайский экономический блицкриг, состоявшийся в последние годы. Но по-настоящему оценить масштабы и глубину этих настроений можно лишь после внимательного чтения телеграмм из посольства США.


Удивительно, но факт: о своих тревогах ведущие управленцы предпочитают рассказывать американским дипломатам. И лишь благодаря тому, что пересказ этих разговоров оказался в коллекции WikiLeaks, мы можем познакомить наших читателей с реальными настроениями «наверху». Это абсурдная ситуация. Но таково следствие созданной в нашей стране политической системы. Власть развязала себе руки в деле распродажи страны, а нашим топ-менеджерам остается лишь жаловаться американским дипломатам, а в случае чего просто покидать страну, увольняясь (как в случае с Максатом Иденовым) по факсу.


Китайцев не переплюнуть!


Вначале заметим, что до 2005 года общественность смотрела на эти сделки относительно спокойно. Хотя еще в 1997 году CNPC приобрела доли в двух месторождениях: Кенкияке и Жанажоле, а затем за $4,3 млрд стала основным акционером компании «Актобемунайгаз», владеющей месторождениями в Актюбинской области.


Первую настоящую волну беспокойства в казахстанской элите вызвала продажа в 2005 году компании «Пет­роКазахстан» китайской государственной корпорации Chinese National Petroleum Corporation (CNPC), которая сумела переиграть в этой сделке ЛУКОЙЛ.


А в конце 2006 года китайская CITIC Group за $1,9 млрд купила 100% акций также зарегистрированной в Канаде Nations Energy Company.


Тогдашний министр энергетики и минеральных ресурсов Бактыкожа Измухамбетов, по данным WikiLeaks, выступил категорически против сделки и заявил, что Казахстан должен принять экстренные меры, чтобы не допустить ее. Министерство предложило поправки к законодательству о ресурсах, которые должны были ограничить иностранные инвестиции в нефтяной и газовый сектор страны.


WikiLeaks цитирует высказывание неназванного заместителя министра финансов, который даже пре­дупреждал американцев, чтобы они не волновались: предложенные поправки направлены не вообще против иностранцев, а конкретно против китайских.


Касым-Жомарт Токаев в том же 2006 году прямо признавал в беседе с американскими дипломатами, что китайские компании ищут доступ к казахстанскому нефтяному рынку по политическим, а не экономическим причинам, и также предлагал ограничиться существовавшей на то время долей китайских вложений в «нефтянку».


Судя по всему, на тот момент у руководства страны были представления о том, что китайская экспансия должна быть ограничена.


На этом фоне выделяется одно и поэтому весьма ценное признание. В том же 2006 году Григорий Марченко, будучи председателем правления «Халык банка», без особых экивоков предложил американским дипломатам поучаствовать в аукционе. «А вы попробуйте перебить предложение китайцев, которые готовы платить на 25% больше, чем другие покупатели», - приводит его слова одна из телеграмм WikiLeaks.


«Через некоторое время китайцы будут владеть существенной долей нашего рынка», — прогнозировал еще в 2006 году банкир. Завидное предвидение! Правда, оно, возможно, имеет весьма простое объяснение: Марченко мог знать о планах команды Тимура Кулибаева, которая устроила в отечественной «нефтянке» «китайскую лавку», подготовившись к распродаже задолго до кризиса.


Ханство кэша


По мнению американских дипломатов, механизм масштабной экспансии Китая в Казахстане был запущен денежными проблемами 2007—2009 гг.


«С наступлением экономического кризиса Китай стал самым привлекательным партнером для Казахстана», — говорится в аналитической записке, подписанной тогдашним послом США в Казахстане Ричардом Хоугландом.


«Ну как вы можете пройти мимо $10 миллиардов?» — с явной иронией констатирует в апреле 2009 года старший вице-прези­дент компании «КазМунайГаз» Максат Иденов, комментируя состоявшуюся тогда сделку по покупке «Мангистаумунайгаза», которую он называл позором.


Последующее развитие событий показало, что мес­та для иронии уже не осталось. 30 сентября 2009 года, спустя несколько месяцев после покупки «Мангистаумунайгаза», Китайская инвестиционная корпорация — суверенный фонд КНР объявила о приобретении почти за миллиард долларов 11% акций компании «Разведка Добыча «КазМунайГаза».


«У них есть стратегия»


«Мы узнали о сделке из газет», - рассказывал американским дипломатам директор департамента корпоративного развития АО «РД «КазМунайГаз» (фамилии мы решили не публиковать — ред.). По описанию в телеграмме, он и его коллеги в этот момент ощутили шок. «Мы не предполагали такого сценария развития», - признает директор.


Таким же неприятным сюрпризом стало известие о сделке и для директора департамента развития новых проектов по транспортировке НК «КазМунайГаз». «Для китайцев эта сделка была, конечно, очень важной, - рассказал топ-менеджер американским дипломатам, - ведь у них есть четкая национальная стратегия, и сейчас все встает на свои места».


По его признанию, только после этой сделки он понял, почему такое большое значение имела для китайцев проблема расширения казахстанско-китайского нефтепровода. «В этот момент я готовился к переговорам с представителями CNPC, назначенным на 7 октября в Алматы, и никак не мог понять — зачем им это нужно, где они возьмут нефть для этой трубы, а потом поднял газету, и — бум! — там новость про то, что они покупают 11% РД, все сразу встало на свое место, я был в шоке», - делится своими впечатлениями директор департамента.


В этих его признаниях наглядно видно недоумение менеджера, который ведет переговоры, но обратите внимание на оценку: «это же китайцы — у них есть национальная стратегия». Похоже, наша элита уже готова сдаться и находится в состоянии паники, если не сказать — истерики.


Будете ли вы конкурировать с нефтехимическим комплексом Китая, задали однажды представители посольства США вопрос директору департамента Министерства энергетики и природных ресурсов Раушан Сармузиной, а в ответ услышали:


«Посмотрите, сколько их — пять миллиардов? Посмотрите в окно — видите всю эту пустую землю? Они придут и заселят ее в течение одной минуты. Они хотят прийти в Казахстан, взять в жены наших красивых девушек и поселиться здесь. Мы все вскоре станем китайцами. Я бы не возражала, если бы люди, которых они посылают сюда, были бы умными специалистами, но они посылают невежд, которые игнорируют все возможные меры безопасности и не умеют заниматься бизнесом. Они скупят и захватят все».


И дальше: «Пожалуйста, пришлите к нам западные компании, которые принесут новые технологии, способные обеспечить высокие стандарты безопасности для жизни и окружающей среды». Эта беседа состоялась в мае 2009 года. Как известно, в это время в страну уже пошел вал кэша с Востока.


Чем закончится это нашествие? Сбудутся ли трагические прогнозы Раушан Сармузиной? Пожалуй, всем, кто имеет отношение к власти, придется отвечать на эти вопросы. И лучше делать это не в посольствах других стран, а перед собственным народом.


Американцы знают, что все решения принимаются в Пекине


У американских дипломатов были все основания беспокоиться о нашествии китайских инвесторов. В телеграмме, представленной в коллекции WikiLeaks, приводится мнение руководителя компании Baker Hughes о том, как обычно действуют китайские управляющие в казахском нефтяном бизнесе.


Ниже мы приводим монолог американца почти полностью.


«Как правило, они покупают компанию среднего размера — с хорошими перспективами, но находящуюся ниже «политического радара». Затем они привозят собственных рабочих и оборудование, заключают контракты с собственными поставщиками. Никакого интереса к местным кадрам и поставщиками у них нет, как нет и желания развивать профессиональные знания у местных работников.


Никакой информацией о своих операциях они не делятся — ни со своими сотрудниками, ни с субконтракторами. Вся их деятельность больше похожа на выполнение военной операции, тщательно контролируемой китайскими управляющими. Есть четкий список инструкций, все решения выполняются по вертикальной цепочке, которая уходит в Пекин».


Примерно в таких же красках описывает свой опыт работы с китайскими компаниями в Казахстане партнер налоговой службы компании Price-­water­house­Coopers, которая «проживает» в Казахстане уже девять лет.


До заключения сделки китайские клиенты играют по правилам — они хорошо платят, нанимают лучших специалистов, внимательно изучают риски. Все меняется после покупки желаемого актива. Управленческие ряды плотно сжимаются, китайцы привозят на место все свое — специалистов, оборудование, процедуры. С этого момента бизнес китайской компании становится абсолютно закрытым для постороннего глаза.


На просьбу сотрудников посольства объяснить причину, по которой руководители CNPC отказались встретиться с представителями США, руководитель Baker Hughes лишь усмехнулся: «Да они ни с кем говорить не будут». «А как же «КазМунайГаз», который так стремится укрепить свои позиции в Кашагане?» — интересуются американские представители. «У КМГ, конечно, есть вес, но так как кэш контролирует CNPC, то они и диктуют условия», - последовал жесткий ответ представителя Baker Hughes.


Источник: Газета "Голос Республики" №16 (192) от 29 апреля 2011 года