Menu

Совет бизнес-омбудсмена начал расследование по факту беспрецедентных эко-проверок Харьковского коксового завода – Короткая

"Совет
Совет бизнес-омбудсмена начал расследование по факту беспрецедентных эко-проверок Харьковского коксового завода – Короткая

Заместитель бизнес-омбудсмена Татьяна Короткая лично посетила Харьковский коксовый завод, который уже не один месяц "кошмарит" местная экоинспекция.

После беспрецедентной 17-дневной круглосуточной проверки Харьковского коксового завода, в ходе которой, кстати, не было выявлено никаких превышений позволенных показателей выбросов стационарными объектами, экоинспекция обратилась в административный суд с требованием остановить завод путем опломбирования. Повод для остановки ХКЗ, где работают более 600 харьковчан, мягко говоря, "достойный" – якобы неточности в оформлении документации, которая обосновывает объемы выбросов.

Коксовики в свою очередь обратились в Совет бизнес-омбудсмена с жалобой на необоснованно жесткие требования инспекторов.

- Какая цель вашего визита в Харьков, в частности на Харьковский коксовый завод?

- Визит мой состоялся в рамках встречи с предпринимателями Харьковского региона в целом. У меня было запланировано посещение нескольких крупных предприятий, а также встреча со студентами Харьковского университета внутренних дел. Однако Харьковский коксовый завод был в зоне особого внимания во время этого визита. Дело в том, что Харьковский коксовый завод обратился к нам в офис с жалобой на то, что осуществляются затяжная проверка местной экологической инспекцией, и предъявил соответствующие документы, которые сопровождали этот процесс.

После глубокого изучения имеющихся документов, выводов, экспертиз по поводу оснований проверки инспекции и ее выводов. Также нас интересует, какие были использованы методы для проведения этой инспекции. А также, учитывая, что мы не являемся специалистами в экологических вопросах, мы обратились в Министерство экологии, чтобы они посмотрели как специалисты на то, каким образом организована эта проверка и правомерны ли ее выводы. Сейчас идет расследование с нашей стороны. В рамках этого расследования я и посетила одного из важных наших заявителей.

- Что вы увидели на самом предприятии? Какая ваша оценка документации, предоставленной заводом?

- Все документы, которые мы запросили, были предоставлены заводом. Мы всегда оставляем за собой право иметь свое собственное мнение по поводу ситуации, которая складывается между государственными органами и предприятием, поэтому для нас важно изучить все точки зрения. Сейчас у нас есть возможность изучить точку зрения завода, харьковские экологическиеслужбы настаивают на правомерности выводов, о чем сообщили Министерству экологии.

Так вот те документы, которые предъявил завод, позволяют сделать вывод сейчас, что в технологическом процессе не было экстраординарных существенных изменений, которые могли быть основанием для полной остановки деятельности предприятия с боку инспекции. Но я хотела бы подчеркнуть, что мы не являемся специалистами, поэтому для нас важно выслушать другую сторону этого конфликта. Ожидаем официальных ответов на сегодняшний день.

Также вместе с ними и вместе с Министерством экологии планируем провести совещание в ближайшее время по этому поводу, чтоб подключены были эксперты министерства экологии.

Что касается моего личного впечатления, то я считаю, что предприятие уделяет много внимания тому, как нужно вести эту работу. Совершенно очевидно, что коксовый завод – это сложный технологический процесс, и он имеет зону повышенного риска для всех. Однако во время моего визита на завод было видно, что установлено новое оборудование, порядок на территории, соблюдается техника безопасности. Общее впечатление очень позитивное.

- Расскажите о встрече, которая планируется в Министерства экологии. Какие вопросы вы будете поднимать?

- С Министерством экологии у нас подписан меморандум о взаимодействии. Мы в рамках этого меморандума передаем дела, которые требуют повышенного внимания министерства и не двигаются по тем или иным причинам на региональном уровне, под особый контроль министра, который проводит активную и последовательную политику как борьбы с коррупцией, так и занимается упрощением работы, наведением порядка и созданием партнерских отношений с бизнесом, где баланс интересов общественности и бизнеса будет соблюден, особенно в таких чувствительных сферах, как экология.

Это дело не стало исключением. Оно находится сейчас на контроле в министерстве как дело, предоставленное Советом бизнес-омбудсмена с определенными предварительными гипотезами. Будет рассмотрение узкими специалистами министерства, консилиум по поводу этих показателей, о которых идет речь, а также о методах и способах проверки, которые также имеют свою специфику. Нас было проинформировано, что во время проверки были использованы специальные материалы, которые не могут быть использованы в обычном доступе. То есть, по утверждению экологической службы завода, обычная плановая проверка не может использовать эти материалы, потому что они находятся на особом контроле у специальных служб. Это так называемые прекурсоры. Мы ожидаем, что как только на этой неделе будет "окно" в министерстве, они, имея свое собственное уже мнение, проведут это совещание. Мы ожидаем от них сигналов. Пока эта дата не назначена. Но, учитывая, что мы находимся в плотном контакте, я не думаю, что до этого события пройдет немного времени.

- Одним из исковых требований экоинспекции является остановка предприятия, несмотря на отсутствие нарушения показателей работы. Как часто такие требования встречаются во взаимоотношениях инспекторов и бизнеса?

- Что касается требования закрыть какое-либо предприятие в целом, с точки зрения регулирования экономики – это чрезвычайно серьезное требование. И, как правило, это самая последняя мера, которая может быть применена к любому предприятию вообще. В любой сфере бизнеса, будь то сфера производственная, как Харьковский коксовый завод, так и сфера финансового рынка.

Обычно, нормально, когда регуляторы прибегают к таким мерам в вопиющих случаях, в случаях экстраординарных, в случаях чрезвычайной опасности для граждан или для потребителей этой услуги.

Документы, которыми мы изучили, не говорят, что опасность от деятельности этого предприятия находится на таком уровне. Мы ожидаем мнения специалистов Министерства экологии, которые лучше владеют ситуацией. По документам, которые нам предоставили, у ХКЗ действует нормативная документация, разработанная ГП «УХИН» в 2012 и 2014 году (действительны разрешения на выбросы загрязняющих веществ в атмосферу, выданные 07.11.2012 и 16.12.2014 гг). Документы, которые обосновывают объемы выбросов, разработаны в соответствии с действующим законодательством на основании проведённой инвентаризации. При проведении лабораторно-инструментальных замеров на предприятии отсутствует превышение допустимых показателей в зоне влияния предприятия. Более того, эти показатели не меняются на протяжении длительного периода.

Поэтому мне не ясна мотивация экологической инспекции, которая резко требует остановить деятельность предприятия. Ведь на предприятии работают сотни людей. И делать такие резкие движения – это вредно для экономики. Куда более благоразумнее — разобраться в ситуации и дать разумные сроки предприятию устранить возможные несоответствия с действующим законодательством по охране окружающей среды. Потому что эти люди не только получают свою заработную плату, это ж работающее предприятие, но и предприятие платит большие налоги, в том числе и в местный бюджет. Принимая такие решения, нужно быть хорошо уверенным в тех последствиях и эффекте, которое оно принесет.

- О чем может свидетельствовать такое крайнее требование остановить предприятие?

- Я бы не хотела делать преждевременных выводов, потому что мы работаем с фактами. Мы можем с вами рассуждать теоретически. Теоретически такая мера может быть вызвана прямым давлением на бизнес и созданием условий недобросовестной конкуренции.