Menu

Серикболсын АБДИЛЬДИН: Нурсултан Назарбаев никому не даст кресло президента

27 октября в Алматы состоялась пресс-конференция руководства Коммунистической партии Казахстана. Первый секретарь КПК Газиз Алдамжаров сделал заявление по факту незаконной проверки деятельности коммунистов. В частности, он сообщил, что Министерство юстиции РК издало приказ о проверке деятельности партии и потребовало от КПК к 20 октября этого года представить список членов по регионам.

«В тех регионах, которые не успели представить списки к 20-му числу, Минюст считает, что коммунистов нет. По этому факту они попросили МВД проверить нашу деятельность. Я читал положение о деятельности МВД и не нашел у них таких обязанностей. Получается, что в нашей стране МВД подконтрольно Минюсту», – сообщил Газиз Алдамжаров. По его данным, в КПК сейчас состоит 59 тыс. человек.

Учитывая средний возраст коммунистов, руководство КПК ранее провело собственный аудит численности членов партии. «В 2011-2012 годах мы проверяли численность членов партии и составили списки. Кто-то умер, некоторые уехали из страны. В данный момент в КПК состоит 59 тысяч человек», – уточнил Газиз Алдамжаров на пресс-конференции.

Что касается финансовой деятельности партии, то Газиз Камашевич пояснил, что денег катастрофически не хватает. «Учитывая тот факт, что большинство наших членов – пенсионеры, мы приняли решение не собирать в обязательном порядке членские взносы. Честно говоря, партии не хватает денег на содержание. Помещение, в котором расположилась КПК, предоставлено ОСДП», – сказал он.

В то же время коммунисты выразили озабоченность столь пристальным вниманием к партии со стороны власти и подозревают, что в ближайшем времени КПК будет закрыта.

Если сакуммулировать вопросы журналистов на пресс-конференции, то они звучат примерно так: «Откуда ноги нынешних проблем у КПК выросли»?

Ответ – от государственного и общественного деятеля, в недавнем прошлом первого секретаря КПК Серикболсына АБДИЛЬДИНА, который в начале 90-х годов прошлого века поднял знамя КПК, брошенное тогдашним первым секретарем ЦК КПК Нурсултаном Назарбаевым.

– Серикболсын ага, с прошлой недели в казахстанской прессе появились предположения, что Акорда готовит очередные досрочные выборы Назарбаева. Именно его, а не президента страны. Эти слухи или «факты имеют место быть»?

– В том, что президентские выборы будут проведены досрочно, я не сомневаюсь. Это практика режима, он всегда старается врасплох достать своих конкурентов, как бы внезапно для себя объявляет выборы, но при этом хорошо организовав их для себя, потом фальсифицирует итоги и набирает тот процент, который нужен Акорде. Но 2016 год для него может быть не удачным. По той простой причине, что возможные претенденты будут собраны в какой-то степени и в 2017 году политические ситуации будут несколько другими. Поэтому наиболее благоприятный срок подготовки, с его точки зрения, я считаю, это 2015 год. Ведь когда мы произносим «президент», подразумеваем только Назарбаева.

– Организованные нападки на КПК в некоторых регионах вы связываете именно с возможными досрочными выборами?

– Не только. По большому счету, уничтожение Коммунистической партии Казахстана (прошу читателей не путать с КНПК) в определенной степени является политикой режима. Поэтому она – постоянный объект преследования власти. Виноваты или не виноваты – не важно, обязательно режим что-то придумывает, чтобы обрушить на голову КПК очередную проблему – под любым предлогом, чтобы если не совсем ее задушить, то хотя б временно перекрыть кислород ее жизнедеятельности. Подоплеку этой ставшей, к сожалению, нормой в нашей стране практики понимает каждый, кто хоть немножко «дружит с головой». Это ясно всем членам и сторонникам КПК. Приемы режима борьбы с КПК давно выработаны, утверждены на самом верху Акорды и успешно реализуются. Это так называемая политика Акорды, имеющая целевое, приоритетное значение.

– Зачем Нурсултану Назарбаеву нужны новые внеочередные выборы? Вроде бы на своем троне он сидит крепко, который пока никто не расшатывает. По крайней мере – явно.

– Я не согласен с вами в том, что он сидит крепко. Нурсултан Абишевич – человек непревзойденный, можно сказать, по актерскому мастерству он еще достаточно хитер, говорит одно, делает другое, пишет третье. Это – составная часть его политики. Поэтому, думаю, знает, что пиар не всегда срабатывает. Он знает, что те, кто его хвалит, тоже не искренни, он знает недовольство народа, не говоря о другом, в частности, что в трех километрах от Астаны люди живут без воды, не говоря об их проблемах с насущным хлебом, безработице и т.д. А то, что он проводит политику разделения нации, – это ненормально. Хотя на весь мир декларирует об Ассамблее народа Казахстана. Но ни в одном государстве мира такого государственного института нет! Ассамблея народа Казахстана – это разделение народа на сорта. Для чего она создана? Для того, чтобы иметь запасной аэродром, запасной парламент – на все случаи жизни.

Поэтому вся его политика, особенно внутренняя, шаткая. Если приплюсовать ко всем недостаткам внутренней политики коррупцию – вообще страшно. Где большие и неправедные деньги, там не признаются какие-то законы, уважение к ним, другие нравственные категории. Конечно, деньги приносят ему рабов, которым оплачивает хорошо на различных уровнях структуры власти, но эти «рабы» тоже знают, тоже занимаются коррупцией и взяточничеством. Все это, конечно, не может не доставлять покоя Назарбаеву. Поэтому говорить, что он крепко сидит на своем троне, – по крайней мере, опрометчиво.

– Серикболсын Абдильдаевич, а Компартия Казахстана чем может мешать ему на возможных выборах? Ведь в последние годы ее деятельность по разным надуманным мотивам приостанавливали не раз. В том числе преследовали в судебном порядке из-за финансовых проблем. Хотя, казалось бы, какое ваше дело. Есть деньги – работаем, нет денег – стоим. В чем угроза КПК власти?

– Единственная угроза, исходящая власти от КПК, так это ее право говорить народу правду. Доказать неискренность президента – это вот самая страшная угроза. Я, когда лично работал с Нурсултаном Абишевичем, хорошо познал и сейчас уважительно отношусь к его положительным делам, их тоже надо видеть, оценивать. Но он, с точки зрения нравов, не очень безупречен. Я имею в виду его алчность. Я не придумываю ничего. Если бы не были бы законы о том, что он ни за что не отвечает. Это не я придумал. Он в Конституции, потом в законе «О первом президенте» прописал, и парламент поддержал, что он может подвергаться к ответственности только в единственном случае – если он во время войны перейдет на сторону врага. Но представьте и найдите такую норму деятельности у других государственных деятелей мира. Нет ни одного человека, даже короля, который именем закона заявил бы о том, что он ни за что не отвечает. Это – во-первых.

Во-вторых, найдите в мире хоть один пример того, чтобы в законе было прописано, что имущество, богатства и зарубежные счета главы государства не подвергаются проверке даже тогда, когда он уйдет с этого поста. Не только его самого лично, но и его семьи и окружения.

Эти факторы на поверхности, и они не дают мне возможность верить в то, что он все говорит и делает так искренне и честно перед народом, его избравшим. Но дело в том, что он умеет говорить, одурачивать не только население Казахстана, но и весь мир, и в этом отношении он особый казах.

Следующий момент. Акорда и правительство не устают повторять, что Казахстан – самый-самый. Но это не соответствует действительности. По многим показателям жизнедеятельности даже на постсоветском пространстве есть государства лучше нас.

Другой момент. Мы много говорим, но ничего не создаем с точки зрения экономической безопасности. Более половины продуктов питания и почти весь объем товаров народного потребления в Казахстан завозится извне. И на этом фоне глава государства заявляет, что Казахстан может Россию прокормить мясом и другими продовольственными товарами. Это все – пиар, слова. На самом деле мы не восстановили экономический потенциал 90-го года.

Обо всем этом Компартия говорит и будет говорить народу, и это не прямая угроза ружьем, это идеологическая борьба, идеологическая площадка, где нас будут слушать и слышать избиратели.
– А вы не предполагаете такой сценарий: некоторые силы извне, которые имеют ресурсы, могут сильно навредить Назарбаеву на этих выборах, пользуясь возможностью легитимно действующей партии коммунистов?
– Это тоже на практике апробировано. Компартия с первых дней поддерживала ДВК – движение «Демократический выбор Казахстана», которое выступало за демократизацию власти. А если состоятельные люди извне, я имею в виду граждан Казахстана, будут выдвигаться на должность президента, безусловно, Коммунистическая партия будет на их стороне. По той простой причине, что цель у нас одна. Мы с самого начала декларировали, что мы – одна из политических партий в системе многопартийной демократии. Поэтому, конечно, глава государства это тоже имеет в виду, хотя я считаю, что пока власть у него в руках, он никому не даст кресло президента.

– Некоторые эксперты отмечают, что досрочные выборы понадобятся Назарбаеву в связи с вступлением Казахстана в Евразийский экономический союз, дабы ему необходимо еще раз собрать доверие народа, чтобы засыпать песок в рты оппозиционных сил, чтобы они не мешали ему проводить свою стратегию вхождения в состав России. Вы согласны с такими предположениями?

– Если смотреть в глубину вопроса, я в принципе ничего нового не открываю. С Россией дружить надо. Это наш территориальный сосед, можно сказать, и духовный. А просто входить в союз – это никому не нужно, даже с точки зрения государственной безопасности Казахстана. Назарбаев заявляет, что он добровольно уничтожил ядерные боеголовки, закрыл Семипалатинский полигон и тому подобное. Но на самом деле ничего этого он не делал. Боеголовки уничтожила Россия совместно с Америкой. Они подписали и гарантировали безопасность Казахстана. С Россией Америка не подписывала никаких договоренностей о государственной безопасности. А вкупе мы можем пострадать, не дай Бог, случись что.

Кроме того, когда с московской трибуны наш президент говорит, что у него всего 16 млн. населения, товары некуда девать, нужна большая рыночная ниша, мол, здесь будет покупателей много, – это просто оболванивание людей, потому что Казахстан сам себя не обеспечивает, если были бы товары, то ниша всегда найдется. Но, к сожалению, их нет. Поэтому подобные заявления от лукавого. Назарбаев ничего не смог сделать за 23 года независимости Казахстана, кроме того, что занимается лозунгами и самопиаром, теперь хочет прикрываться ими, чтобы войти под крыло России. Сейчас Путину нужны и Казахстан, и Белоруссия, и Армения, и Киргизия.

– Почему? Вроде бы все они суверенные государства…

– Потому что Россия становится одним из главных игроков на внешнеполитической арене мира. И ей нужны голоса поддержки именно по численности государств. Блока Варшавского договора давно нет, но существует НАТО, существуют определенные силы, поэтому создание такого формирования Путину очень нужно. Но кто объединяется? Объединяются, по сути, три капиталистических государства. Не партнеры, а конкуренты, не демократические, а государства с диктаторскими системами управления, и это с народом не согласовывается, все соглашения опять же подписываются самими диктаторами. Я считаю, что здесь не учитываются не только интересы народа Казахстана, но и других государств, но политику делают главы государств. Казахстан вообще не мог защитить свои интересы. Посмотрите, повременила с ратификацией Евразийского экономического союза Белоруссия, а Казахстан довольно ему аплодирует. Хотя очевидно, что в этом союзе мы теряем экономическую самостоятельность, политическую независимость. А политика и экономика – сиамские близнецы. Потеряем мы свою валюту, ущемляем свой язык. Все это будет бить не только по карману каждого гражданина, но и по самолюбию нации. Это добровольная сдача суверенитета государственной независимости Казахстана, что защищали и как зеницу ока берегли столетиями наши предки.

– Однако Нурсултан Назарбаев утверждает, что в условиях всенарастающего слияния нашей страны с глобальной мировой экономикой у Казахстана нет выхода к морю, и мы заведомо вынуждены прибегнуть к транспортным возможностям России. Насколько это убедительно?

– Назарбаева понять трудно, я боюсь, что он сам себя не понимает. С одной стороны, говорит, что в Казахстане строятся железная дорога, автомагистраль и т.д., что Казахстан является соединяющим звеном. В Казахстане имеются все возможности для того, чтобы Восток объединился с Западом. С другой стороны, говорит, что у нас нет выхода к морю, в то же время есть у нас Каспийский флот в городе Актау. Но, по большому счету, Казахстан исторически был и жил в таких же географических условиях, и теперь не только выход к морю решает проблему. Есть много разнообразных путей, особенно сейчас превалирует авиационный грузопоток. Тот же Китай с Россией совместно производят большие самолеты. Казахстан строит транзитную дорогу с огромными затратами, но вряд ли Китай полностью его использует, ему легче погрузить в контейнеры на железной дороге или авиационные системы логистики.

То есть когда нет внутренней экономической безопасности, легче говорить о глобальных проблемах, вносить предложения с «умным видом знатока», хотя подобное вообще не свойственно казахам.

Я не враг своего народа, своего государства, но мне больно, когда женщины не могут заняться воспитанием своих детей, оставляют их в домах младенца, подкидывают к порогам чужих людей, бросают в мусорные контейнеры. Государство не может дать достойную старость пожилым. Тем не менее вещает, что Казахстан – процветающее государство. На самом деле в Казахстане процветает та часть населения, которая разворовала его и ныне находится у власти. Но таких людей во главе с президентом может быть всего 10 процентов населения, а остальные потеряли то, что имели, и многие даже бедствуют. Вот это страшно.

– Президент Казахстана уверен, что ЕАЭС дает нашим товарам свободное передвижение на огромном рынке этого союза, замечательную перспективу нашему бизнесу. Однако стоит ли менять сиюминутную экономическую выгоду на часть своего национального суверенитета?

– Вообще-то у нас своих товаров нет. Если товаром считать нефть и газ, то они никакого препятствия на рынке сбыта не имеют. Спрос есть, каналы доставки тоже соответствуют. Металл тоже не имеет никакой проблемы вывоза. Но все это богатство в руках иностранных компаний. Следует ли в таком случае президенту заботиться об этих компаниях?

Что касается других товаров: сырье, зерно, то покупателей хоть отбавляй – Китай рядом, Иран и вся Средняя Азия, начиная с Узбекистана, крайне заинтересованы в казахстанском зерне. Часть хлеба уходит в Россию. Так о каком товаре может идти речь? Если президент имеет в виду другие товары, то их у нас и дома не хватает. А чтобы товаропроизводителей было много, прежде всего надо поднимать покупательную способность собственного населения. Если товары будут производиться нашими предпринимателями и на них не будет покупателя, то тогда это другой вопрос. Мелким товаропроизводителям выходить на зарубежный рынок, включая российский, проблематично. Каждому крестьянину свою капусту или картошку самостоятельно вывозить за пределы Казахстана сложно. Это не прибалтийские страны, где поля рядом, где плотность городского населения высокая, поэтому их фермеры без труда продают свою продукцию, формируют производство и спрос на потребление.

– А как вы оцениваете экономическое положение Казахстана в данный кризисный момент?

– Опять же трудно понимать главу государства, он в одном случае говорит, что у нас никаких проблем нет, мол, мы процветаем, у нас есть Национальный фонд, ничего нам не страшно. С другой стороны, говорит: глобальный кризис на нас давит, давайте пояса затягивать. Если базировать всю нашу нужду и поднимать благосостояние за счет справедливого распределения внутренних ресурсов, мы бы давно купались в золоте. Но, с одной стороны, наше богатство в руках зарубежных инвесторов, с другой – наполняет карманы своих собственных чиновников и воров, поэтому не хватает у нас ресурсов для рядового человека.

– Не потянет ли рубль за собой в пучину наше тенге?

– Многие политики когда говорят, что экономика – это не политика, то, думаю, они либо сами глупые, либо считают глупыми нас всех, потому что тут одно от другого отделить никак нельзя. Безусловно, финансовая зависимость тоже будет присутствовать, потому что завтра все операции будут выполняться преимущественно в рублях. Это раз. Второе – когда рубль колеблется, это безусловно скажется на уровне тенге. И не исключаю, если рубль и дальше будет падать, девальвация для казахстанского тенге наступит уже завтра. Это экономические законы, законы рынка, которые не зависят от человека, даже от самого президента. Инструменты управления без учета экономических законов ничего не стоят. Конкуренция – вещь жесткая, помимо конкуренции, есть интервенция. Посудите сами: по сравнению с Казахстаном у России экономика в 10 раз, если не больше, мощнее, численность населения больше тоже в 10 раз, вооружение вообще не сопоставимо, поэтому пропагандистская риторика Назарбаева о том, что ЕАЭС –благо для Казахстана, – не что иное, как очередной чистейшей воды самопиар.

– Допустим, что внеочередные выборы президента состоятся. Готова ли оппозиция выдвинуть своего кандидата?

– Той оппозиции, которая была несколько лет назад, по сути нет. Методично и скрупулезно режим поработал, различные приемы делал, начиная от внедрения в среду оппозиции своих агентов, кончая силовыми приемами. Ту оппозицию власть уничтожила, хотя она не должна была этого делать ради интересов и развития нации и укрепления государства. В данной ситуации не вижу ни возможности, ни логики, чтобы вообще выдвигать кандидата от оппозиции.

– И все-таки, кого вы хотели бы видеть в списках кандидатов?

– Достойных людей много. Даже один пример, Уалихан Кайсаров мог бы по своему интеллекту, уровню и открытости стать кандидатом. Не говоря о других, которые за пределами Казахстана. Если Жармахан Туякбай рискнет еще раз выдвинуть свою кандидатуру, дай-то бог! Хотя, еще раз повторяю, пока Нурсултан живой, он никому этот трон не отдаст.

– Как вы прокомментируете решение Лионского суда об экстрадиции Мухтара Аблязова в Россию?

– Если его будут экстрадировать в Россию, то Казахстан постарается уничтожить Аблязова. Но предстоит еще апелляционный суд в Париже. Дай бог, чтобы сработали принципы европейской дипломатии и правила защиты прав граждан, чтобы его не экстрадировали в Россию. Среди всех борцов за демократию очень стойкий и умный борец – Мухтар Аблязов. И это надо признать!

Вопросы задавала

Бахытгуль
МАКИМБАЙ, «D»

№ 39 (263) от 30 октября 2014 г. 2014-11-03