Menu

Туркменбашизм

Туркменбашизм - тоталитарная секта

Арслан МАМЕДОВ, Михаил ЮРЬЕВ
Специально для "Гундогара"

"Некую философскую систему можно построить даже вокруг электрической лампочки", - утверждают сектоведы. "О, великий прозрачный объект, который дает нам свет!". Роль "лампочки" в Туркменистане исполняет Великий Сапармурат Туркменбаши.

Феномен современного Туркменистана с его деструктивным извращенным культом бессмертного, наимудрейшего, наихрабрейшего, самого белозубого и самого талантливого во всех отношениях, истинного отца тюрк-иманов (рожденных от света), Великого Пророка Сапармурата Хаджи Туркменбаши Ниязова, сына священных героев Туркменистана, великомучеников Атамурата-ага и Курбансолтан-эдже, внука бесстрашного джигита Аннанияза Артыка (он же Гурбангельды-ага), потомка великого Огуз-хана Туркмена, основавшего Киевскую Русь, привлекает сегодня повышенное внимание международного сообщества. Современная цивилизация по сути своей не может мириться с существованием подобного паноптикума при всей ее демократичной терпимости, однако, в случае с Туркменистаном, испытывает серьезные затруднения в определении статуса этого явления, необходимого для выработки способов борьбы с ним.

Очевидно, что Туркменистан под управлением Сапармурата Ниязова - ни светское, как номинально принято рассматривать Туркменистан в системе современных международных отношений, ни исламское государство. Ислам Ниязова начинается с серо-голубой норковой шапки, ею же и заканчивается. Ни один государственный механизм в общепринятом понимании в Туркменистане не функционирует.

Что же такое Туркменистан Великого Туркменбаши? Изучение работ психологов, специализирующихся на изучении и объяснении поведения масс, дает все основания утверждать, что сегодняшний Туркменистан - это ярко выраженная тоталитарная секта, поглотившая население целой страны и укрепившаяся в ее государственных границах.

Тоталитарная секта - это авторитарная организация, главный смысл существования которой – власть и деньги для лидера и его приближенных. Главными признаками тоталитарной секты является гуруизм (абсолютная власть гуру - обожествленных лидеров), а также использование особых психологических методик по реформированию мышления и контролированию сознания членов секты. К таким методикам, согласно выводам исследователей, в частности, относятся:

- внушение абсолютно негативной оценки прошлой жизни;

- обрыв информационных связей с внешним миром;

- интенсивная и постоянная индоктринация (обязательное штудирование печатных пособий секты или, когда это невозможно, просмотр и непрерывное прослушивание проповедей в записи;

- формирование черно-белой ("друзья-враги") парадигмы мышления;

- контроль языка через введение нового словаря и/или изменение значения общеупотребительных слов;

- контроль межполового общения;

- внушение чувства вины перед сектой и боязни выхода из нее.

Все эти методики были применены Ниязовым к туркменскому народу, в результате чего личности были насильственно подавлены и замещены манипулируемыми квазиличностями. Обработанное столь извращенным способом туркменское общество утратило национальную самоидентификацию и превратилось в легкоуправляемую запуганную массу. Именно этим и объясняется его аполитичность, которую Великий Туркменбаши представляет осознанным выбором и добровольным чувством безмерной любви к себе.

При полной ориентации на лидера подчиненные члены секты подражают ему во всем. Если же глава секты имеет извращенные наклонности, то срабатывает механизм психологической индукции, своеобразного заражения сектантов пороками основателя. Жадность, завистливость, жестокость в полной мере характерные для личности самого Туркменбаши, сегодня особенно отчетливо доминируют среди ценностных установок наиболее уязвимого поколения туркмен - молодежи в возрасте 16-24 лет, против ее воли ориентированной на подражание модели поведения вождя. Усиленно культивируемое среди населения всеобщее доносительство - также результат ниязовского "зомбирования". Родственные и дружеские связи в обществе разорваны и заменены культом личности "гуру" Ниязова.

Книга "Рухнама" и прочие "откровения" Великого Туркменбаши - чистой воды эклектика, то есть соединение абсолютно разнородных взглядов, идей и теорий. Речь и сочинения Туркменбаши являют собой невообразимую кашу из исламских догм, употребляемых не к месту современных терминов, препарированных мифов, псевдоисторических ориентиров и неизбежных, вследствие низкого уровня его культурного воспитания, заблуждений.

Туркменбаши активно применяет тот самый универсальный механизм вербовки сектантов, о котором говорят психологи и теологи. Специалисты утверждают, что легче всего в секту попадают те, кто испытывает стрессовое состояние. Находящемуся в стрессовой ситуации человеку легче что-либо внушить. А когда вы уже в секте - это состояние в вас искусственно поддерживается. Период острого общественного и экономического кризиса в Туркменистане середины 90-х годов прошлого века позволил Ниязову осуществить "промывку мозгов" с максимальной эффективностью. А перманентное насаждение атмосферы страха перед мнимой опасностью, якобы угрожающей самому существованию туркмен, проводимое Ниязовым сегодня, поддерживает в людях психологическую неустойчивость, благодаря которой они и "глотают" рожденный воспаленным мозгом вождя бред.

Главным объектом для поклонения в Туркменистане является, несомненно, сам Великий Туркменбаши. Он - истинный человек, единственная просвещенная личность, которая знает, как нужно жить, и научит этому остальных добровольно или, что случается гораздо чаще, принудительно. Но поскольку ниязовская тоталитарная секта существует под видом государства, то у нее должна быть своя история, кроме живых божеств, должны быть и мертвые. Роль главного мертвого божества, наряду со своими родителями, Ниязов отвел герою древнего эпоса "Огузнама", мифическому праотцу тюрков Огуз-хану.

Наиболее древние представления об Огуз-хане зафиксированы в уйгурской рукописной версии эпоса "Огузнама", относящейся к IV веку. В ней говорится, что Огуз-хан был зачат матерью от лучей света и сразу родился богатырем. Внешность его отражает тотемистические представления древних тюрок: "ноги его… подобны ногам быка, поясница - пояснице волка, плечи - подобны плечам соболя, а грудь - груди медведя". Помощником Огуз-хана, указывающим дорогу его войску и приносящим победы над всеми и вся, был говорящий человеческим языком сивый волк. Ислама в те далекие времена тюрки еще не знали.

Из этой древней сказки придворными ниязовскими этнографами, археологами и историками под "научным" руководством самого Ниязова было вылеплено жизнеописание Огуз-хана Туркмена, правоверного мусульманина, не мифического получеловека, но исторической личности, основателя туркменской государственности, покорителя мира, могучего старика в бараньей шапке и с саблей, изрекающего мудрость за мудростью, обязательные для штудирования грядущими поколениями молодых туркмен.

Разумеется, со стороны все это выглядит нелепо и даже смешно. Древние туркмены-огузы, изобретающие колесо, порох и кирпичи уже стали персонажами анекдотов. Однако изнутри Туркменистана посмотреть на эту "философию электрической лампочки" критическим взглядом крайне сложно, а скорее - невозможно вовсе. Во-первых, потому что любая критика решительно не поощряется и жестко карается руководством государства-секты, а во-вторых, потому что у вождя всегда найдутся в резерве авторитетные "специалисты", способные развеять любые сомнения у неискушенной в науках оболваненной массы.

Тоталитарные секты любят заводить дружбу с учеными, исследователями, журналистами, а также просто с людьми влиятельными, которых принято называть "сильными мира сего". Для успеха деятельности сект чрезвычайно важны благоприятные экспертные мнения, и дружелюбные специалисты могут сыграть здесь очень важную роль. Поэтому секты зачастую оплачивают их расходы и выдают им весьма значительные гонорары. Те же, в свою очередь, изучают своих спонсоров и делают выводы о них, руководствуясь, по большей части, материалами рекламного характера, которые предоставляют им сами же сектанты, а также так называемым "включенным наблюдением" - то есть инспекционными визитами в выстроенные сектами "потемкинские деревни". В Туркменистане таких примеров можно найти сколько угодно.

Взять хотя бы известного российского ученого-археолога, академика РАН Виктора Сарианиди. Он уже много лет ведет археологические раскопки на территории Туркменистана, сопровождая действительные научные открытия мирового значения регулярными сенсационными находками высосанных из пальца "доказательств" грандиозной роли туркмен в строительстве всех известных миру цивилизаций, начиная с самых древних, тем самым давая Ниязову основания огульно игнорировать все остальные существующие исторические теории, мешающие вдалбливать массам, что свет клином сошелся на предках Великого Туркменбаши.

Главным смыслом существования тоталитарной секты, как уже было сказано, являются власть и деньги для руководства. Все крупные современные тоталитарные секты раскручены как весьма успешные коммерческие проекты. Туркменистан - империя Ниязова - не исключение. Туркменистан работает на Великого Туркменбаши и его семью. Но Великий Туркменбаши священен, а на божество за деньги работать не положено, только за идею. Отсюда и кажущаяся эффективность туркменской экономики - она достигается за счет принудительного перекоса экономических механизмов в сторону извлечения сиюминутных демонстрационных результатов в ущерб реальной государственной выгоде и перспективам развития. А деньги, вырученные от бездумной распродажи природных ресурсов и безжалостной эксплуатации людского труда, аккумулируются на банковских счетах, подконтрольных Ниязову.

Для сравнения:

Среди существующих в настоящее время тоталитарных сект по духу и форме наиболее близка к Великому Туркменбаши псевдохристианская секта корейского сумасшедшего - "преподобного" Муна. Даже по числу подчиненных "преподобный" Мун (Сан-Мен Мун) вполне может сравниться с Ниязовым - ряды мунитов во многих странах мира насчитывают (по разным оценкам) 3-5 миллионов человек.

Официальная мунитская легенда говорит об "откровении", полученном шестнадцатилетним Муном во время молитвы в горах. Ему якобы явился Иисус Христос и призвал продолжить божественную миссию на земле. Мун провозгласил себя и свою жену Хак Джа Хан "истинными родителями" всего человечества, а всю свою родню - "истинной семьей".

Главная книга Муна - "Божественный Принцип" - надписана Муном, но реальными авторами являются несколько его учеников, имевшие богословское образование (сам Мун такового не имел). Помимо "Божественного Принципа", другим вероучительным источником для сегодняшних мунитов является непрерывающееся "откровение Муна" и его речи. Они относятся непосредственно к сегодняшнему дню как руководство к действию. Все это постоянно публикуется под рубрикой "Отец говорит" или "Учитель говорит". Особый источник откровения - Мун Хын Джин (один из 13 детей Муна от последнего брака), который в 1984 году разбился на машине (по некоторым сведениям, будучи пьяным). Его смерть была объявлена "искупительной смертью агнца", и он стал "царем в царстве духов".

Мун называет себя ярым антикоммунистом, что не мешает ему дружить с семейством Ким Чен Ира. Финансовая империя Муна, включающая в себя автомобильные заводы, рыболовецкие флотилии, газеты и еще сотни разного рода предприятий, разбросанных по всему миру, приносит хозяину миллиардные барыши, сравнимые с бюджетами отдельных развивающихся стран.
1 мая 2004