Menu

Не дал взятку — получи дело!

Казанский изобретатель, который попал в СИЗО после конфликта с народным артистом Татарстана, неожиданно оказался фигурантом стразу трёх уголовных дел. Причём два из них появились после того, как жена ученого отказалась платить за его освобождение взятку посреднику певца и передала аудиозаписи шантажа журналистам.

Казанский учёный Марат Галеев находится под арестом по делу о мошенничестве — его обвиняют в том, что вместо новой технологии он подсунул исследовательскому университету китайскую подделку. Правда, заказчик претензий не имеет, и оборудование, созданное Галеевым, до сих пор выпускает продукцию.
Сам инженер, работавший в группе компаний «НУР», уверен, что его уголовное дело — это заказ известного в Татарстане певца Салавата Фатхутдинова, который контролировал эту сеть предприятий вместе с партнёром Загиром Исрафиловым. По словам Галеева, в СИЗО связанные с Фатхутдиновым сотрудники полиции предлагали ему выйти на свободу за 10 млн рублей.
Затем деньги начали вымогать у его жены — Айназ Галеевой. Запись с обещаниями снять за взятку обвинения с мужа женщина отнесла в полицию, но там состава преступления не нашли. После этого давление на семью ученого и самого арестанта продолжилось, причём угрозы стали поступать непосредственно в ходе судебных заседаний. Однако, судья Наиль Камалетдиновпресек подобные выпады, и тогда на Галеева решили снова надавить через силовиков.
Новые претензии от старых недругов
В ноябре 2019 года против Марата Галеева возбудили ещё два уголовных дела. Одно — по ст. 145.1. УК РФ «невыплата заработной платы свыше двух месяцев», а второе — по ст. 196 УК РФ «преднамеренное банкротство». Постановления о возбуждении подписаны следователем по особо важным делам Высокогорского межрайонного отдела СУ СК по Республике Татарстан Алексеем Лоскутовым.
Новое уголовное преследование адвокат ученого Олег Камалов напрямую связывает с инициаторами первого дела — Салаватом Фатхутдиновым и Загиром Исрафиловым, поскольку расследование касается Научно-производственного центра «НУР-ТЕХ», который входил в подконтрольную им ГК «НУР».
По данным следствия, к банкротству предприятия и невыплате заработной платы привёл ряд сделок на общую сумму 7,1 млн рублей, которые совершил Галеев, будучи директором НПЦ «НУР-ТЕХ».
В основу новых дел легло определение Арбитражного суда Республики Татарстан, по которому вышеуказанные сделки Галеева были признаны недействительными. Однако, в этом процессе ученому не было предоставлено право на защиту и высказывание своей позиции.
«Решение арбитражного суда по „НУР-ТЕХ“ было принято, когда в зале даже не присутствовал представители Галеева, поскольку он находился в СИЗО и не был надлежащим образом извещен об этом процессе. Таким образом, доказывающие правомерность оспариваемых сделок документы, которые имелись у нас на руках, попросту не были приняты судом во внимание», — объяснил адвокат Олег Камалов. Сейчас он оспаривает это решение в вышестоящих судебных инстанциях.
У адвоката есть и другие серьёзные претензии к правоохранителям. Олег Камалов указывает, что срок привлечения по статье «невыплата зарплаты» составляет всего два года, а значит он уже истёк. Что касается обвинений в преднамеренном банкротстве компании, то они, по мнению юриста и его подзащитного, должны быть предъявлены Загиру Исрафилову.
Научное рейдерство и откровенный грабеж
Финансовые проблемы предприятия, как объяснил Марат Галеев, связаны с рейдерским захватом компании, который люди Исрафилова осуществили весной 2017 года. 6 марта Галеев был смещен с должности директора фирмы «НУР-ТЕХ», а его место занял родственник Исрафилова — Ринат Загиров. Арбитражный суд Республики Татарстан признал, что отставка Галеева была незаконной. В должности директора изобретатель восстановился к концу мая 2017 года, но за это время фирма уже оказалась на грани банкротства.
«Отстранив меня от управления компанией, Исрафилов сразу же начал выводить деньги со счетов НПЦ „НУР-ТЕХ“ и вывозить оборудование фирмы. Я заявлял о рейдерском захвате фирмы в полицию, прокуратуру, налоговую. Мои заявления от 2017 года есть в материалах уголовного дела, но никакой реакции от правоохранителей не последовало, Зато спустя два года меня обвинили в том, на что я сам же и обращал внимание — из фирмы выводились активы для создания искусственного банкротства, вот только стоял за этим не я», — объяснил ситуацию Марат Галеев.
По его словам, если проследить историю подведомственных организаций Исрафилова, то аналогичные «темные» банкротства отмечаются по многим компаниям этого бизнесмена, и НПЦ «НУР-ТЕХ» не является исключением.
Свою позицию Галеев также подтверждает тем, что долги и банкротное производство по компании «НУР-ТЕХ» появились спустя пару месяцев после рейдерского захвата фирмы, в то время как все сделки, признанные арбитражным судом недействительными, были завершены ещё в 2016 году, когда ежемесячный оборот составлял около 10-15 млн рублей, и ни о каких экономических проблемах речи не было.
Скрытые мотивы и явное давление
Адвокат Олег Камалов уверен, что новые уголовные дела появились потому, что начало разваливаться первое дело: «Выступления свидетелей в ходе судебных заседаний явно противоречат обвинительной позиции, и „заказчикам“ пришлось принимать срочные меры, чтобы продолжить давление на Галеева».
Адвокат также обращает внимание на то, что информацию о новых уголовных делах семья Галеева получила не из официальных источников, а в ходе обыска.
«Оперативник из Пестричинского ОВД Ренас Гараев, который занимается сопровождением расследования дела по НПЦ „НУР-ТЕХ“, пришел домой к жене Марата. Он заявил, что ищет документацию по компании, хотя ему было прекрасно известно, что все документы находятся у конкурсного управляющего по банкротному делу. Плюс обыски на квартире у Марата проводились и в рамках ранее возбужденного дела. Что там можно было ещё найти, непонятно», — удивляется защитник.
В ходе обыска полицейский также заявил, что вопросы у следствия есть и к Айназ Галеевой, поскольку она якобы была в числе учредителей НПЦ «НУР-ТЕХ». Однако эти данные опровергается информацией из открытых источников, а подобные заявления сотрудника ОВД адвокат оценивает как психологическое давление на его семью.
В феврале 2020 года исполнится два года, как Марат Галеев содержится в СИЗО, и, по мнению его защиты, такая жесткая позиция следствия тоже указывает на заказной характер этого дела. Олег Камалов также уверен, что обвинение ученому в мошенничестве при исполнении контракта с казанским университетом, изначально было квалифицировано неверно.
«Инкриминируемые Галееву действия относятся к периоду 2011-2013 годов, а на тот момент действовала иная редакция статьи 159 УК РФ и её примечаний. В частности, понятие „предпринимательская деятельность“ включала в себя в том числе и действия предпринимателя с бюджетными и госучреждениями. Действия Галеева должны были квалифицироваться по статье 159.4 ч.3, давность привлечения по которой составляет 6 лет», — указывает Олег Камалов.
А значит, даже если предположить, что конструктор виновен, то он все равно должен выйти на свободу в декабре этого года.

Об этом сообщает http://hypersr.com


Источник: “http://seychas.info/2019/12/08/ne-dal-vzyatku-poluchi-delo/”