Menu

Как "подольские" во главе с Сергеем Лалакиным и Борисом Иванюженковым, "выйдя на пенсию", стали респектабельными коммерсами

Как "подольские" во главе с Сергеем Лалакиным и Борисом Иванюженковым, "выйдя на пенсию", стали респектабельными коммерсами
Как "подольские" во главе с Сергеем Лалакиным и Борисом Иванюженковым, "выйдя на пенсию", стали респектабельными коммерсами

При обысках изъяли более десяти единиц огнестрельного оружия (от пистолетов до снайперской винтовки), тысячи патронов, 300 тысяч евро наличными, бриллианты и люксовые автомобили, также были заблокированы многочисленные счета, включая криптовалютные, сообщило МВД Испании.

Об этом сообщает Times

На сайте МВД Испании операция называется «крупнейшей за последние десять лет» из-за «высокого положения в обществе» подозреваемых. Расследование продолжалось ни много ни мало семь лет. В последние два года телефоны подозреваемых стояли на прослушке. В сообщении МВД указывается, что задержанные могли коррумпировать испанских чиновников, а также совершать хакерские атаки.

Борис Иванюженков (слева) и Геннадий Зюганов (в центре)

Борис Иванюженков (слева) и Геннадий Зюганов (в центре)

У Подольских все хорошо не только в России, но и в Испании (во всяком случае было до последних арестов). Согласно материалам дела, деньги Подольских в Испании отмывались на роскошных ресторанах и ночных клубах.

Активы "подольских" — рестораны Новикова и крупнейшая дискотека Ибицы

Avocado queen на Ибице, как и ресторан под тем же брендом в Москве на Патриарших прудах, входят в известную сеть премиальных ресторанов Novikov Group. О связях ресторатора Аркадия Новикова с авторитетными людьми из Подольска ранее известно не было. PR-служба Novikov Group отказалась отвечать на вопрос The Insider, является ли Максим Лалакин партнёром компании. Сам Аркадий Новиков в разговоре с The Insider не подтвердил и не опроверг партнёрские отношения с семьей Лалакиных.

Испанские следователи считают, что «подольские» также готовились приобрести «Бора-Бора», крупнейшую дискотеку Ибицы.

Михаил Жижин: — Он <Михаил Данилов — The Insider> вчера был с Борей?

Николай Митюрев: — С кем? С Борей?

Михаил Жижин: — Боря Иванюженков, здоровый такой.

Николай Митюрев: — Да-да, большой человек.

Михаил Жижин: — Борис Викторович.

Николай Митюрев: — Да-да, я понял, что это уважаемый человек.

Михаил Жижин: — Борис Викторович, он из этих, он этот... Зяба-зяба.

Николай Митюрев: — Понял-понял.

Михаил Жижин: — Второй человек у «подольских».

Николай Митюрев: — Я понял, интересно, интересно. Я понял, что там все такие были.

А вот запись от 26 июня 2017, Михаил Данилов звонит Борису Иванюженкову. Оба используют российские номера, но Данилов находится на Ибице, и телефон прослушивается:

Данилов: — Борис Викторович?

Иванюженков: — Как ты? Где ты? Живой, ***?

Данилов: — Живой, ***, только не сердись, я на Ибице.

Иванюженков: — Я уже знаю. Скажи мне одну вещь.

Данилов: — Про 74 тысячи?

Иванюженков: — Нет, не про это. Помнишь ты упоминал фирму, «Газпром», как её, «Газпром Москва» или как там... Как фамилия у человека там?

Данилов: — Федоров.

Иванюженков: — И как точно компания называется?

Данилов: — «Газпромэнергохолдинг».

Иванюженков: — Да, точно. Все, пока.

Лалакин-младший заявил изданию, что никаких дел с Иванюженковым не ведет:

Compromat.Ru: 73137

Восхождение Подольской ОПГ

Собеседник The Insider, бывший участник Подольской ОПГ, рассказывает, что тренировался с Лалакиным-старшим, и тот действительно демонстрировал очень хорошие боксёрские навыки. По словам собеседника The Insider, в 90-х подольские бандиты примерно раз в неделю встречались в спортзале, расположенном в соседнем с Подольском городе Щербинка в районе железнодорожного круга. Там тренировались и общались:

«Культивировался русский национализм, трезвость: в любой момент надо было быть готовым выехать куда-то и, если нужно, стрелять. Жить в браке считалось лучше, чем проводить время с проститутками. Пресекали наркоторговлю».

«Подольских мы выявили 457. Это Солнцевских было две с половиной тысячи, но среди них было много сброда. А «Подол»... это была лучше всех организованная группировка. Подольские также блокировались с Измайловскими».

Бывший участник подольской группировки и это считает преувеличением: он говорит о 150–200 гангстерах из Подольска.

В разговоре с The Insider Лалакин-младший заявил, что о криминальных делах отца ему ничего не известно и «в дела отца он не лезет»:

«Причина упоминания лично меня и моего отца в каких-то желтых изданиях очевидна: кто-то хочет дискредитировать нас перед общественностью, перед бизнес партнёрами, в том числе иностранными, привлечь внимание правоохранительных органов с целью создания напускного и необоснованного внимания, лишь бы доставить неудобства. Как создавал свой бизнес отец, я никогда не пытался выяснять, у всех бизнесменов свой подход к ведению дел и различные взгляды на решение задач и привлечение инвестиций, поиск партнёров. Я не лезу и не лез в дела отца, а отец не лезет в мои дела. Я считаю это правильным. Различные версии создания бизнеса моим отцом, которые, как вы говорите, упоминаются в интернете, это дезинформация, ложь, которая исходит из непонятных, непроверенных анонимных источников. Причина, по-моему мнению — зависть, недовольство, какие-то давние обиды людей, не получивших какие-то свои возможные выгоды. Знаете, на личном опыте могу сказать, когда вы вращаетесь в бизнес-сообществе, то сложно обойтись без этих факторов».

Стоит отметить, что о связи Сергея Лалакина с Подольской ОПГ, писали, конечно, далеко не «желтые издания». В 1990-х «Коммерсантъ» посвятил порядка двух десятков публикаций о деятельности «подольских», также о них писали «Совершенно секретно» (когда газетой руководил Артём Боровик) и многие другие крупные медиа.

"Главу Подольска повесили за то, что он перестал выполнять приказы ОПГ"

Собеседник The Insider в ОПГ отмечает, что ключевым этапом расширения влияния «подольских» был захват техцентра на Варшавском шоссе в 1993–1994 годах. «В начале 90-х это было единственное место в Москве, где можно было отремонтировать автомобиль», — вспоминает он. В борьбе за техцентр были убиты несколько участников ингушской ОПГ, ранее его контролировавшей. Собеседник The Insider отмечает, что в 1990-е основная борьба между гангстерами шла за крупные предприятия — там открывались основные возможности для обогащения. Через торговлю и общепит было удобно легализовывать доходы.

«Внезапно, у нас открывается китайский ресторан и новый зал игровых автоматов. И автоматы, и ресторан стояли почти без посетителей, но работали: было известно, что через них свои деньги проводили Подольские», — вспоминает собеседник The Insider, участвовавший в управлении Троицком. В 90-х город Троицк был частью Подольского района, сейчас — Новой Москвы.

«Коммерсантъ» писал в 1996 году: «[Подольская ОПГ] специализируется на контроле за предприятиями, занимающимися экспортно-импортными операциями, автобизнесом, жилищным строительством и нефтепереработкой. Сфера подольского влияния не ограничивается Московской областью. Известно, например, что у «силовых министров» Лучка — братьев Воршевых — есть свои бригады в Уренгое и Киеве. [...] По данным РУОП, Лалакин дружит и с Япончиком, поэтому значительная часть подольского «общака» размещена в американских банках. [...]. Не обошел Лучок своим вниманием и подольскую милицию: говорят, что кованая декоративная решетка перед фасадом Подольского УВД сооружена на его деньги».

В наши дни с Игорем и Сергеем Воршевыми Сергей Лалакин являются соучредителями благотворительного фонда «Наследие», также с Игорем Воршевым (он же «Гарик») Лалакин-старший владеют акциями «Электрофф» и IEK (базирующиеся в Подольске крупные производители электротехнического оборудования). В обеих компаниях и у Лалакина, и у Воршева примерно по 10% акций.

Становление единой преступной группировки сопровождалось кровавыми междуусобицами:

«Первой жертвой среди подольских преступных авторитетов стал неоднократно судимый уголовник Сергей Федяев (Псих), объединявший вокруг себя „синяков“ судимых уголовников), к которым сам Лучок, как говорят, относится довольно презрительно. Псих полностью оправдывал свою кличку, постоянно затевая беспричинные конфликты с кем угодно, и представлял потенциально опасную для Лучка силу. Он был расстрелян огнем из двух автоматов и пистолета в августе 1992 года у кафе „Бистро“ на шоссе Москва — Серпухов, куда прибыл „на стрелку“. Обезглавленный и полусожженный труп Психа был обнаружен через день у одной из подольских деревень. Раненный в перестрелке шофёр Психа Андрей Хромов (Пузырь) сумел убежать и добраться до больницы, где и умер через 5 дней. Перед смертью он успел сообщить, что стреляли в них три человека, двое из которых являются подольскими авторитетами и друзьями Лучка. [...] уголовное дело было приостановлено».

Вскоре на тот свет отправились и новые лидеры «синяков»: «Было известно, что именно Роман [Александр Романов] в конце 1992 года застрелил на подольском рынке лидера одной из подольских бригад Анатолия Стрелюка, который был другом Лучка (в своё время они вместе двигали наперстки). Конфликт закончился просто: 10 марта 1993 в Подольске средь бела дня Романов вместе с шофёром был расстрелян из двух автоматов в своём Mercedes. Сразу после девятидневных поминок по Романову пропал и Соболь [Николай Соболев]. Его Ford с открытыми дверями и ключом в замке зажигания был обнаружен у того же кафе, где погиб Псих, утром 19 марта. Через час машину кто-то сжег. Разложившийся труп самого Соболя был выловлен из [реки] Пахры в Домодедовском районе в мае. В кармане Соболя были найдены записки с заклинаниями против недругов и номерами каких-то автомобилей. Как рассказала следствию сестра авторитета, незадолго до исчезновения брата „Жигули“ с одним из этих номеров гнались за их машиной. По данным следствия, машина принадлежала одной московской фирме, контролировавшейся подольской бригадой».

«14 мая [1996 года] сотрудники Московского уголовного розыска совместно с оперативниками ФСБ России и подмосковной милиции ликвидировали два склада вооружений подольско-щербинской преступной группировки. Было изъято 25 автоматов и пулеметов, пистолеты, гранаты, несколько ящиков патронов и 36 кг взрывчатки. [...] На след подольских бандитов сотрудники МУР вышли в ходе расследования убийств, совершенных в столице. [...] Первая опергруппа нанесла визит в посёлок Новомосковск. Там в квартире члена подольской группировки 30-летнего Алексея Пяткова было обнаружено 11 автоматов и 11 пулеметов Калашникова, 10 глушителей к ним, 89 гранат, 40 взрывателей и 14 гранатометов. Кроме того, в квартире Пяткова хранилось 31 кг пластида и 5 кг тротила. [...] Вторая группа одновременно провела обыск в доме 33-летнего Владимира Логашова, проживающего в посёлке Фабрики им. 1-го мая. В подвале этого дома сыщики также нашли внушительный арсенал: пять пистолетов, три пулемета, карабин СКС, помповое ружье, шесть ящиков с патронами калибра 5,45 и 16 снаряженных пулеметных лент. [...] В результате операции шесть человек [...] были арестованы. При задержании один из бандитов оказал сопротивление и был легко ранен».

Бандиты не боялись отстреливаться:

Завершение разборок

Бандитская вольница в Подольске пошла на спад в 1998 году, когда при неясных обстоятельствах в в здании городского УВД был застрелен 28-летний Михаил «Мефодий» Калугин. Мефодию также посвящена серия заметок в «Коммерсанте».

Непредсказуемость и агрессивность Мефодия гангстеры объясняли страстью к наркотикам. На своём Volvo Калугин установил спецсигналы милиции и имел поддельное удостоверение капитана ОМОНа.

«Мефодий оборзел совсем. Останавливает его гаишник, а он отбирает у гаишника автомат и выкидывает… Мы договаривались с руководством областного ГУВД, чтобы спрятали семью следователя, который застрелил Мефодия», — вспоминает собеседник The Insider из ФСБ.

Собеседник The Insider из ОПГ рассказывает, что когда Мефодия застрелили в здании городского ОВД, «старшие» сказали молодым гангстерам: милиции за произошедшее мстить не надо.

Некоторые подольские бойцы остались остались вместе навсегда, у них есть своя аллея на 45 участке Котляковского кладбища.

Подольские становятся чиновниками

Укрепившись в своём городе и начав всерьёз зарабатывать, как и другие крупные ОПГ, «подольские» занялись и социальными инициативами. Их главное детище — спортивный клуб «Витязь», открытый в 1996 году. Упор делался на хоккей, футбол, теннис и единоборства. Боксёры Денис Лебедев и Александр Поветкин, боец смешанных единоборств Сергей Харитонов — частые гости на мероприятиях «подольских». В 90-х «Витязь» объединил 29 видов спорта, занятия для тысяч детей проводились бесплатно.

Слева направо: Сергей Поветкин, Сергей Лалакин и Денис Лебедев

Слева направо: Сергей Поветкин, Сергей Лалакин и Денис Лебедев

Филиалы «Витязя» открываются а пределами Подольска: обычно там, где у сообщества есть бизнес-партнёры. В 90-х это был самый большой частный спортивный клуб страны. В связке с «Витязем» открыли частный Подольский социально-спортивный институт, где спортсмены могут получать высшее образование. Руководитель «Витязя» и социально-спортивного института Борис «Ротан» Иванюженков — в прошлом борец, выступал вместе с Александром Карелиным.

В 1999 году создавалось министерство спорта под проведение в 2000 году в России чемпионата мира по хоккею. Так 33-летний Иванюженков стал первым в истории России министром спорта.

В должности министра Иванюженкова, как писали СМИ, задерживали на границе США: в Америке он тоже числился криминальным авторитетом. Иванюженкова впустили в Штаты только после дипломатических переговоров.

Готовя чемпионат мира по хоккею, «Ротан» лоббировал перенос части игр в только что построенный ледовый дворец «Витязя», но принять мировые соревнования Подольску не дали. Сняли Иванюженкова уже в 2000 году, но не из-за бандитской биографии, а за провал России на хоккейном чемпионате. Иванюженков остался крупным спортивным функционером: в разное время работал в руководстве федераций борьбы, бокса, хоккея.

«Он же депутат Госдумы, его множество раз проверяли!», — так пресс-секретарь КПРФ Александр Ющенко отреагировал на просьбу The Insider об интервью с Борисом Иванюженковым.

Подольские становятся бизнесменами

«Лучок», в отличие от «Ротана», в политики никогда не метил. Лалакин-старший (официально) живёт на доходы с акций, бизнесом занимается его сын. Максим Лалакин возглавляет компанию Styness: она сама строит, а потом управляет объектами в Подмосковье: четырьмя торговыми и крупным фитнес-центром в Подольске, одним торговым центром в Жуковском и одним на Рублевке, ресторанным комплексом на Новорижском шоссе. Максим категорически отрицает, что использовал деньги отца, а стартовый капитал, по его словам, просто взял в займы:

«Styness создан мною на основании привлеченных инвестиций, заемных средств, в том числе кредитов в банке. Деньги отца я никогда не использовал в своём бизнесе, поскольку считаю это неверным путём. Необходимо самостоятельно расти и развиваться, тем более на рынке имеются различные финансовые инструменты. Да, конечно так сложнее, так дольше, но здесь ты сам достигаешь желаемого результата без чьей-либо помощи и в итоге это даёт свои плоды», — заявил Максим Лалакин The Insider.

В числе бизнес-партнёров Максима Лалакина — Светлана Гуртовенко (с ней Максим имеет по 50% в ТЦ «Базар» на Рублевке). Гуртовенко — гендиректор в корпорации «Развитие» Михаила Черкасова, одного из руководителей федерации дзюдо и партнёра Ротенбергов.

«С приходом Солода в Самаре начали крыть группировку, подконтрольную Солнцевским [гангстерам]. Бандосы говорили: скоро „подольских“ будем ждать. Группировку — половину области держали — в итоге разгромили. Но и «Солод» улетел, так что трудно понять [кто, в итоге, победил]... Меня «Солод» закрыл за одно упоминание его дружбы с „Лучком“», — рассказал Иванец The Insider.

«Как я неоднократно уже говорил в ряде других СМИ, ни мой, ни отца бизнес не связан с какими-либо ставками, в том числе со ставками на спорт. Когда-то я владел долей в «Фонбете», но её уже давно продал и не имею к ставкам большего никакого отношения», — заявил The Insider Максим Лалакин.

Одним из совладельцев «Фонбета» является Станислав Магомедов, вместе с Максимом Лалакиным владеющий банным комплексом «Усадьба банная» на Рублевке. Как отмечает The Bell, большая часть акций «Фонбета» записана на кипрский офшор, конечный бенефициар которого неизвестен.

В разное время Максим Лалакин имел собственность в Европе — в Великобритании, Латвии, Эстонии. Но с Кипром Максима связывает действительно многое. Судя по «Спарку», сейчас большая часть компаний Максима зарегистрированы на него лично, но ещё недавно компании были записаны на группу офшоров, в основном кипрских.

Крестный отец в семье Дерипаски

Сергей Попов (слева) и Олег Дерипаска

Сергей Попов (слева) и Олег Дерипаска

Ранее Сергей Попов и Максим Лалакин вместе спонсировали Теннисную академию Подольска. В середине 2010-х Максим Лалакин имел проекты на несколько миллионов евро в Латвии: вкладывал деньги в возрождение футбольного клуба советских времен «Торпедо Рига», а также был совладельцем элитного жилого комплекса ADMIRĀĻU OSTA в Юрмале. В управлении юрмальским жилым комплексом до сих пор участвуют бизнесмены из Подольска: Лучок был завсегдатаем «Новой волны», когда поп-фестиваль проводился в Юрмале. Одним из партнёров Максима Лалакина по «Торпедо Рига» (регистрационные данные есть в распоряжении The Insider) был некто Андрей Попов — так же зовут сына Сергея Попова.

«Я никогда не имел каких-либо бизнес интересов в Латвии и не пытался строить там серьёзные бизнес проекты! В своё время мои интересы в данном государстве были выражены в получении вида на жительства и не более того!», — заявил Максим Лалакин The Insider.

«Сам Попов всегда отрицал любые связи с организованной преступностью, — писал Forbes. — В 1990 году его осудили на три года заключения по обвинению в вымогательстве. [...] В 1998 году дело о рэкете было отправлено на пересмотр, и суд Попова полностью оправдал „за неустановлением события преступления“». Копию этого решения Попов предоставил Forbes в 2009 году. Тогда же он показывал бумаги, в которых фигурирует в качестве партнёра Дерипаски по алюминиевому бизнесу, и утверждал, что обладает правами на 10% во всех активах холдинга «Базовый элемент».

Связи с Путиным

Один из собеседников The Insider, ранее работавший в различных госструктурах, говорит, что знает минимум об одной встрече Путина и «Лучка»: тогда они вместе отужинали в ресторане.

Знакомство с Путиным у «подольских» могло произойти ещё во времена его работы в питерской мэрии. В 90-е «подольские» контролировали крупную в те времена компанию «Союзконтракт»: она известна продажей спирта Royal и «ножек Буша», куриных окорочков. «Союзконтракт» ввозил свою продукцию через петербургский порт — в то время, когда работу порта курировал будущий президент.

«Их не посадили, потому что они бабло давали. На олимпиаду 1996 года и так далее. Они просто ушли в бизнес, политику, спорт. Их иерархия такой же и осталась. В телевизоре они в политике, ночью на шашлыках другие вопросы решают», — предполагает собеседник The Insider из ФСБ. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков не ответил на вопрос The Insider о возможном знакомстве Владимира Путина и Сергея Лалакина.

Сергей Лалакин и Борис Иванюженков имеют государственные награды.

Братки-благодетели

Для современных подольчан истории о «Лучке» и «Ротане» связаны скорее с воспоминаниями о 90-х, причём некоторые вспоминают об ОПГ как социально ориентированной структуре.

«Я по выходным ходил в городскую баню и там узнавал подольские новости. В середине 90-х впервые услышал о „Лучке“. Один человек рассказывал, что у него пропал сын: и вот, можно пойти к „Лучку“, он может помочь с поисками», — рассказывает собеседник The Insider, работавший в различных госструктурах.

«Властелина» — одна из крупнейших финансовых пирамид 90-х, базировалась в Подольске, и вот что рассказывает её создательница Валентина Соловьева:

«Я с 17 лет живу в Подольске, Лалакина и Иванюженкова хорошо знаю, я выросла с ними — они тогда пацанами были… Но работала я всегда под ментами и ФСБ. Ни один, ни другой ко мне никогда не ходили [с предложениями о „крыше“], они это знали. Отношение к Лалакину и Иванюженкову всегда было прекрасное: они помогали городу, помогали тем, кто попадал за решетку, кто возвращался на свободу. И предприятиям… Кому-то на похороны нужно, у кого-то пожар — они помогали тоже. День города они помогали проводить. От них [в 90-х] пользы было больше, чем от кого-то еще: заводы закрывались, люди теряли работу. Они смолоду выросли в Подольске, сами создавали свои ячейки».

Другая городская легенда гласит, что бандиты наказывали тех, кто вел себя неподобающе, суровыми методами. В расследовании «Совершенно секретно» 1999 года о Подольской ОПГ рассказывается история о разбойнике, который изнасиловал женщину во время ограбления квартиры на глазах её ребёнка, после чего братки из Подольской ОПГ его нашли и кастрировали.

Сергей Лалакин и Борис Иванюженков много лет поддерживали паралимпийский комитет, входили в него вместе с сенатором Владимиром Лукиным — одним из основателей «Яблока», экс-омбудсменом по правам человека. В фильме «Быть добру» утверждается, что Лалакин и Лукин знакомы с 90-х, когда последний был депутатом федерального парламента от Подольска. Владимир Лукин нервно отреагировал на вопросы The Insider о Лалакине и Иванюженкове:

«Фонд „Наследие“ оказывал паралимпийскому комитету некоторое безвозмездное содействие, помогал тяжелобольным. Ни с какой другой стороной деятельности [Лалакина и Иванюженкова] я не знаком. Ничего другого я сказать не могу, кроме того, что мы благодарны, например, что они нам помогли приобрести специальный микроавтобус для паралимпийцев. Когда возникала необходимость [в помощи спортсменам-паралимпийцам], мы искали помощи в разных направлениях. Они были среди тех, кто откликались. Больше я ничего не знаю… Вы меня втягиваете в дальнейший разговор, больше ничего на эту тему сказать вам не могу».

Незадекларированные виллы

The Insider поговорил с Клюшкиным: он ответил, что не может подтвердить или опровергнуть связь своих недоброжелателей с Подольском. Все фигуранты уголовного дела — из Домодедова, города рядом с Подольском. Начиная от бывших сотрудников администрации Ступина до поджигателей, которых в Ступино привозили из Домодедова, и домодедовского полицейского, который свел поджигателей с заказчиками преступления.

«Подольским» уже больше не хочется, чтобы их ассоциировали с ОПГ. И лидеры, и рядовые члены себя теперь считают бизнесменами.

«Это пожилые люди, владельцы бизнеса. Давным-давно знают друг друга, живут неподалеку, — рассказывает собеседник The Insider, сделавший карьеру в компаниях «подольских». — В одну из их компаний в Москве я пришел в конце 90-х, по объявлению в газете „Из рук в руки“. Все, что я видел, — обычный бизнес, ничего мафиозного. Поощряли, что я учился, получал MBA. А в интернете написано, что я участник Подольской ОПГ! Недавно ездил в автосалон, менял одну [марка машины среднего ценового диапазона] на другую. Продавец что-то смотрит в компьютере, и вдруг у него лицо вытягивается… Понятно: мою фамилию загуглил», — сетует рассказчик.

Сейчас Сергей Лалакин и Борис Иванюженков живут в Подольске в коттеджах на Красногваредейском бульваре: их дома рублевского уровня разительно отличаются от стоящих рядом советских многоэтажек и дачных домиков. С видеокамерами по периметру, большими затемненными овальными окнами и другими архитектурными изыскми. Дом семьи Иванюженкова не указан в его депутатской декларации: судя по сведениям сайта Госдумы, Иванюженков пользуется только 47-метровой квартирой. Дом депутата от КПРФ записан на его супругу Наталью Ярославовну Иванюженкову, находится на участке площадью почти в 1600 квадратных метров.

Подольский дом Сергея Лалакина дважды упоминался в публикациях «Коммерсанта». Один раз, когда «Лучка» неудачно пытались взорвать в 1997 году (в результате погибли двое киллеров). Второй раз, когда в его доме проходил обыск.

«Двухэтажная вилла [Сергея] Лалакина в Подольске была окружена бойцами ОМОН. Возле дома стояли три иномарки, одна из которых — Geep Grand Cherokee — принадлежит Лалакину [...]. В доме находилась большая коллекция кинжалов. Один из них Лалакин с гордостью показал руоповцам, сообщив, что это раритетный экземпляр, сделанный во Франции. Когда же наблюдательный оперативник рассмотрел нож повнимательнее, то обнаружил, что на кинжале стоит клеймо made in Taywan. Это привело Лучка в бешенство, и он пообещал жестоко разобраться с дарителем подделки».

Обыск, на котором случился конфуз с кинжалами, — похоже, единственное уголовное дело, в котором Сергей Лалакин имел официальный статус подозреваемого. Бандиты присвоили себе деньги, выделенные на строительство дома для военных в Смоленске. На эти деньги, по версии следствия, они купили себе три джипа Grand Cherokee. Лалакина вскоре отпустили, не выдвинув обвинений. В розыске по этому делу находились Воршевы.

Кинжалы Сергею Лалакину продолжают дарить до сих пор. Это кадр из документального фильма «Быть добру», снятый к его шестидесятилетию. В фильме в том числе показан приём на несколько сотен человек, устроенный Сергеем Лалакиным в своей загородной резиденции на день десантника (2 августа) в 2015 году.

«[Сергей] Лалакин финансировал спецназ десантных войск, причём финансировал очень серьёзно: покупал экипировку, техустройства. Высший руководящий состав десантных войск знает об этом», — утверждает Александр Шестун.

Загородная вилла Сергея Лалакина находится в поселении Кленовское Новой Москвы (до 2012 года это был Подольский район Подмосковья). Расположена уникально для территории столицы: рядом с озером, у которого возведена вилла, никаких других построек нет. Других жилых домов вообще нет в радиусе от двух до пяти километров. Занимает вилла три гектара, зарегистрирована на супругу Сергея, Валентину Лалакину (выписка есть в распоряжении The Insider). На картах это обозначается как квартал № 278 поселения Кленовское.

Compromat.Ru: 73136

Вилла Сергея ЛалакинаНа территории виллы расположен сад, огород, конюшня, набережная с дорожками, беседками и статуями, хозяйственными постройками, теннисным кортом и футбольным полем, предположительно гостевыми коттеджами и двумя большими домами прямо у озера. На причале пришвартованы два катера.

Жена Сергея, Валентина Лалакина вместе с братьями Воршевыми владеют загородным ресторанным комплексом «Калужская застава», расположенным в восьми километрах от Троицка. «Калужская застава» — два гектара в лесу с домиками и площадками. Комплекс выходит на Калужское шоссе. Проезжая по нему, иногда можно видеть, что парковка пуста, иногда — заставлена внушительными чёрными автомобилями, по периметру стоят охранники.

Гафур Рахимов (крайний слева) и Сергей Лалакин (крайний справа)

Гафур Рахимов (крайний слева) и Сергей Лалакин (крайний справа)

Источник: Политика и экономика